Каким образом рассекретить тайного свидетеля?

Содержание
  1. Дело № 64-О09-43СП от 01.12.2009 – Судебная коллегия по уголовным делам, кассация
  2. установила:
  3. Допрос подозреваемого. Как проходит допрос подозреваемого?
  4. Идем на допрос подозреваемого или свидетеля со своим адвокатом
  5. Приходить на допрос подозреваемого и разговаривать со следователем или оперативными работниками без адвоката нельзя!
  6. Что делать в ситуации, если на допрос подозреваемого приехал дежурный адвокат, а у вас нет адвоката по соглашению?
  7. На допросе советую отвечать на вопросы односложно “да – нет”
  8. Засекречивание сведений об участниках уголовного процесса
  9. Процессуальные действия с засекреченным лицом
  10. Проблемы засекречивания физлиц
  11. Повод встретиться
  12. “Властелин кольца”
  13. Исповедь сокамернику
  14. “Слабое звено”
  15. Как в России используют тайных свидетелей в политических уголовных делах
  16. От «наркотических» до «экстремистских»
  17. Закрыть белые пятна 
  18. Как этому противостоять?

Дело № 64-О09-43СП от 01.12.2009 – Судебная коллегия по уголовным делам, кассация

Каким образом рассекретить тайного свидетеля?

г. Москва1 декабря 2009 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Кудрявцевой Е.П.,
судей Ермолаевой Т.А., Зеленина С.Р.
при секретаре Назаровой Т.Д.

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Проворчука В.А.

на приговор Сахалинского областного суда от 24 июля 2009 года, постановленный с участием присяжных заседателей, по которому в соответствии с вердиктом присяжных заседателей постановлено Л И В И оправдать по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 210, ч. 1 ст. 30 и п.п. «ж, з» ч. 2 ст.

105 УК РФ, в связи с неустановлением событий преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 302 УПК РФ); по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 166, п. «а» ч. 3 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 161, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 3 ст. 158, ч. 1 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 166, п.

«а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 2 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, п. «а» ч. 4 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 4 ст. 158 УК РФ – в связи с непричастностью к совершению преступлений (п. 2 ч. 1 ст.

302 УПК РФ); ПОЛЯНСКОГ О В М оправдать по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 и ч. 2 ст. 210 УК РФ; п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции уголовного закона от 13 июня 1996 года) – по эпизоду совершения кражи у П , ч. 3 ст. 166 УК РФ – по эпизоду незаконного завладения автомобилем Г , ч. 3 ст.

166 УК РФ – по эпизоду незаконного завладения автомобилем З в связи с неустановлением событий преступлений (п. 1 ч. 1 ст. 302 УПК РФ); по предъявленному ему обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 3 ст. 163, п. «а» ч. 3 ст. 126 УК РФ; п. «а» ч. 3 ст.

158 УК РФ (в редакции уголовного закона от 13 июня 1996 года); п. «а» ч. 3 ст. 161, п. «а» ч. 3 ст. 161, п. «а» ч. 3 ст. 161, п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ – по эпизодам грабежей Ч и Ч ; П С Ш и С , ч. 3 ст. 166, ч. 3 ст. 166 УК РФ – по эпизодам неправомерного завладения автомобилями Б М – в связи с непричастностью к совершению преступлений (п. 2 ч. 1 ст. 302 УПК РФ).

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступление прокурора Тришевой А.А., поддержавшей кассационное представление и просившей об отмене приговора с направлением дела на новое судебное рассмотрение, возражения на кассационное представление адвокатов Ефимчука Е.А. и Чередника Е.И. ,просивших оставить кассационное представление без удовлетворения, Судебная коллегия

установила:

Ли В.И., Полянский В.М.

обвинялись в том, что в период с 1992 по 2001 годы приняли активное участие в создании на территории области преступной организации (сообщества) , и руководстве деятельностью этого сообщества и входящими в него структурными подразделениями.

3 Действуя в интересах организации и в её составе, организовали и совершили преступления, связанные с завладением и приготовлением к завладению имуществом ряда потерпевших, приготовление к лишению жизни, хищению человека организованной группой.

Конкретная преступная деятельность, в совершении которой они обвинялись, подробно изложена в приговоре.

В судебном заседании Ли и Полянский вину не признали.

В основном и дополнительном кассационном представлении поставлен вопрос об отмене приговора с направлением дела на новое рассмотрение по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст.

379 УПК РФ, поскольку при рассмотрении дела допущены нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие вынесение оправдательного вердикта и оправдательного приговора Со ссылкой на ч.2 ст.

385 УПК РФ государственный обвинитель указывает на нарушения уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора, потерпевшего или его представителя на представление доказательств и повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них.

Сторона обвинения была лишена возможности представить доказательства в виде показаний сотрудников правоохранительных органов, которые, не касаясь процессуальных вопросов, обладали объективной информацией по существу уголовного дела. В нарушение ч.7 ст.

335 УПК РФ представителями стороны защиты, в присутствии присяжных заседателей, неоднократно допускались высказывания относительно фактов, не относящихся к вопросам, подлежащим разрешению коллегии присяжных, а также задавались вопросы свидетелям, которые также не предполагали получение ответов необходимых для правильного разрешения вопросов подлежащих обсуждению в будущем.В обоснование своих доводов государственный обвинитель ссылается на следующие конкретные обстоятельства.

Так, в ходе допроса засекреченного свидетеля обвинения Алексеева И.И.

(допрос производился в условиях исключающих визуальное наблюдение с изменением тембра голоса) подсудимый Ли заявил, что свидетель даёт показания под указкой сотрудников правоохранительных органов и о фактических обстоятельствах уголовного дела рассказывает, предварительно узнав о них из текста выполненного указанными сотрудниками.

В прениях сторон подсудимые позволяли себе высказывания связанные с якобы недостоверностью показаний засекреченных свидетелей обвинения допрошенных по уголовному делу, так как в присутствии коллегии дать показания они отказались «просто спрятались».

Допрошенные в присутствии присяжных заседателей свидетели стороны защиты (осуждённые за совершение преступлений против собственности, К , Р , С ., О , Л , Ч К , Н . и другие, заявляли о том, что 4 сотрудники УБОП УВД области неоднократно предлагали им стать засекреченными свидетелями по данному уголовному делу и рассказать о тех его обстоятельствах, на которые укажут сотрудники УБОП.

На протяжении всего судебного следствия, при допросе свидетелей стороны защиты, а также в судебных прениях представители стороны защиты всячески пытались опорочить личность свидетеля И (в представлении приведены допущенные стороной защиты высказывания) показания которого являются из основных доказательств причастности и виновности Ли в совершении приготовления убийства лидера противоборствующей преступной группировки « А , а также Полянского в создании и руководстве преступной организацией « » ,и которые в связи с невозможностью установления местонахождения свидетеля , на основании ст.281 УПК РФ, были оглашены присяжным заседателям и поставить под сомнение подлинность показаний свидетеля, как лица, которому якобы нельзя верить.

Подсудимый Ли, уводя коллегию присяжных заседателей от фактических обстоятельств уголовного дела, заявлял о том, что дело его сфабриковано и под стражей он находится постольку, поскольку стал неугодным сотрудникам правоохранительных органов области, неоднократно предпринимающих попытки рейдерского захвата его предприятий (официально собственником предприятий Ли не является). Ли заявлял, что сотрудники правоохранительных органов несколько раз проводили обыски на его предприятии и мешали ему спокойно жить и работать. Указанные обстоятельства «примерности» личности Ли не могли не вызвать у коллегии присяжных предубеждения против стороны обвинения, как представителей правоохранительных органов и доказательств, представляемых этой стороной, а следовательно, указанные фразы не могли не породить предубеждение присяжных заседателей по отношению к стороне обвинения в целом. Ли и Полянский неоднократно доводили до сведения присяжных заседателей информацию о своём семейном положении, что повлекло нарушение положений ч.8 ст.335 УПК РФ. Кроме того, представителями стороны защиты в присутствии присяжных заседателей неоднократно допускались высказывания относительно обстоятельств расследования настоящего уголовного дела, что создало у коллегии присяжных заседателей предубеждение относительно допустимости и достоверности предъявляемых стороной обвинения доказательств.

Со ссылкой на специфику обстоятельств уголовного дела (фактическое функционирование преступных группировок, приготовления к физическому устранению жителей области) государственный обвинитель указывает, что высказывания в присутствии присяжных заседателей, касающиеся возможности в дальнейшем негативного развития событий в отношении них в случае постановления по делу обвинительного вердикта, привели к постановлению оправдательного вердикта, и в обоснование данного довода ссылается на то, что произнося последнее слово Ли, который обвинялся в том, что стоял у истоков создания преступного сообщества , являлся 5 ответственным за г. и руководил преступной группировкой », произнёс в адрес присяжных заседателей: «Я это так не оставлю, у меня есть рычаги воздействия», что безусловно имело своей целью запугивание присяжных заседателей и пресечение возможности постановления ими по делу обвинительного вердикта (давление криминальным авторитетом, запугивание непосредственно и в зале судебного заседания). В настоящее время проводится проверка по факту незаконного воздействия в отношении одного из присяжных заседателей, входившего в основной состав коллегии, к близким родственникам которого, в связи с осуществлением им правосудия по данному уголовному делу, были применены незаконные методы воздействия. Кроме того, из материалов дела и протокола судебного заседания следует, что председательствующий не обеспечил равенство прав сторон. Участники судебного разбирательства со стороны защиты систематически нарушали требования ст.ст. 252, 344, 355, 336 УПК РФ, определяющие пределы судебного разбирательства в суде с участием присяжных заседателей, в том числе в их присутствии задавали вопросы, делали заявления, не относящиеся к обстоятельствам дела, касались вопроса допустимости доказательств.

Так, свидетель стороны защиты Ф допрошенный в судебном заседании 15.06.09 (л.пр.

839) пытаясь всячески поставить под сомнение правдивость, полнообъёмность и допустимость показаний свидетеля обвинения И высказался в присутствии коллегии присяжных заседателей о том, что И вёл себя неадекватно (в ходе допроса по уголовному делу в отношении него – Ф где И являлся потерпевшим), что в контексте сказанного провоцировало присяжных заседателей на мысль не верить показаниям данного свидетеля. Между тем, именно показания И были положены стороной обвинения в основу доказывания причастности и виновности Ли и Полянского к вменённым им в вину преступлениям, в том числе в отношении Ли, как лица осуществившего приготовление к убийству лидера противоборствующей преступной группировки » А Указанные обстоятельства не могли не вызвать у коллегии присяжных предубеждения против стороны обвинения, как представителей правоохранительных органов и доказательств, представляемых этой стороной, а следовательно, указанные фразы не могли не породить недоверие присяжных заседателей по отношению к стороне обвинения в целом.Из показаний свидетеля Ф л.пр.840) следует, что он знаком с гражданами Д М Т (согласно обвинению Ли и Полянского – члены преступного сообщества ). При его допросе был задан вопрос о том известна ли Фёдорову информация о взаимоотношениях названных лиц между собой, когда они находились в камере заключения. Ф стал отвечать на данный вопрос, но впоследствии председательствующим судьёй в адрес обвинителя было сделано замечание о необходимости задавать свидетелю вопросы относящиеся к фактическим обстоятельствам уголовного дела, что подразумевает уже заданный вопрос, как не относящийся к обвинению Ли и Полянского.

Необоснованное замечание председательствующего судьи государственному обвинителю прервало ряд последующих вопросов государственного 6 обвинителя, которые относились непосредственно к обстоятельствам обвинения.

Выяснение сведений о взаимоотношениях между собой (Д М Т в том числе и в момент их нахождения в местах лишения свободы, как активных членов преступного сообщества, могло бы пролить свет на факт существования такового.

Допрошенный в присутствии присяжных заседателей свидетель стороны защиты А (л.пр.850.) в ходе допроса высказался о том, что сотрудники милиции применяли в отношении него незаконные методы воздействия, выразившиеся в сообщении информации по существу его подозрения, которая А якобы известная не была и предлагали зафиксировать её как поступившую непосредственно от данного свидетеля.

Такое высказывание свидетеля, в совокупности с аналогичными, поступившими от других фигурантов стороны защиты, в присутствии присяжных заседателей, не могло не вызвать недоверия к доказательствам представленным стороною обвинения.

Источник: https://dogovor-urist.ru/%D1%81%D1%83%D0%B4%D0%B5%D0%B1%D0%BD%D0%B0%D1%8F_%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%BA%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0/%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%BE/64-%D0%BE09-43%D1%81%D0%BF/

Допрос подозреваемого. Как проходит допрос подозреваемого?

Каким образом рассекретить тайного свидетеля?

Сегодня я расскажу вам, как вести себя во время допроса подозреваемого или свидетеля, а также о праве давать показания или отказаться от них. Практически каждого из нас, за редким исключением, могут вызвать на допрос подозреваемого. И к этому нужно быть готовым.

Бытует мнение, что на допрос обязаны вызвать повесткой…

  • Однако следователь может вызвать вас на допрос и посредством телефонного звонка.
  • В законодательстве присутствует одна замечательная фраза о том, что повестка о вызове на допрос может быть вручена лицу с помощью средств связи.
  • Да, вы можете не являться на допрос по звонку следователя.
  • Но повестка в любом случае последует и может приехать одновременно с оперативными сотрудниками. Вам это нужно?

Идем на допрос подозреваемого или свидетеля со своим адвокатом

Допрос в качестве подозреваемого или свидетеля и участие защитника (адвоката). В каких случаях присутствие адвоката на допросе обязательно?

Допрос подозреваемого — участие адвоката обязательно. Почему?

  • В уголовно – процессуальном законодательстве содержится следующая норма – показания, данные подозреваемым в отсутствии защитника, могут быть впоследствии признаны недопустимыми доказательствами (ст. 75 УПК РФ).

А что с участием адвоката при допросе свидетеля?

  • Свидетель может явиться на допрос к следователю с адвокатом (п. 6 ч. 4 ст. 56 УПК РФ и ч. 5 ст. 189 УПК РФ).
  • Не будет для следователя препятствием провести допрос свидетеля, если вы явились без адвоката.
  • Такие показания не влекут признание доказательств недопустимыми.
  • Что это значит? Вы, как свидетель, должны реально обеспечить присутствие вашего адвоката на допросе.
  • Нарушением ваших прав будет отказ следователя в присутствии адвоката на допросе.
  • Именно этот факт будет служить основанием для обжалования действий следователя и постановке вопроса о допустимости данного доказательства.

Во время допроса поздно начинать определять свою позицию и вырабатывать линию защиты. Следователь и оперативники — профессионалы и знают, как переиграть неподготовленного человека.

dopros-svidetelja-ili-podozrevaemogo

Как обычно проходит допрос подозреваемого или свидетеля?

Вы должны помнить о том, что сочувствующих и друзей в учреждениях правоохранительной системы нет…

  • Здесь обязательно присутствует конфликт интересов: «Следователь доложен раскрыть преступление, а вы должны не навредить себе и сохранить свободу по возможности».
  • На допросе следователь будет применять психологические приемы, в том числе будет пытаться заставить вас поверить, что следователь знает все.
  • Например, вначале следователь будет пытаться установить психологический контакт с вами и создать атмосферу доверия, также возможны негативные высказывания в отношении других участников процесса, давление на вашу совесть и так далее.
  • Задача следователя сломать вас психологически и заставить помогать ему в сборе доказательств по уголовному делу.

dopros-spb

Приходить на допрос подозреваемого и разговаривать со следователем или оперативными работниками без адвоката нельзя!

Для неопытного человека существует множество уловок и психологических ловушек при проведении допроса. Подробнее об этом я расскажу в следующей публикации. Помните! Облегчая жизнь следователю, вы усложняете свою.

Не давайте показаний, если на допросе отсутствует ваш адвокат:

  • Если вы свидетель, воспользуйтесь положениями статьи 51 Конституции РФ – вы имеете право не давать показаний против себя и своих близких.
  • Ситуация гораздо сложнее, если вы подозреваемый и не успели пригласить адвоката, которому можете доверять.
  • Например, на допрос вас привезли сразу после обыска. Что делать, если к вам пришли с обыском, я рассказывала здесь.
  • Если вы подозреваемый, откажитесь от дачи показаний, воспользовавшись правами, предусмотренными статьей 46 УПК РФ.

Не поддавайтесь на уговоры следователя.

  • Он может вам сказать: «Ну зачем вам адвокат? Расскажите мне все и поедете домой».
  • Не верьте! Вас взяли в оборот и пытаются допросить без адвоката или в присутствии дежурного адвоката, приглашённого следователем.
  • А это означает, что домой вы скорее всего уже не поедете.

Не доверяйте государственному адвокату:

  • Он, скорее всего, будет играть на поле вашего противника.
  • Почему? Обычно защитники по назначению хорошо знакомы со следователем и не заинтересованы в создании проблем для расследования уголовного дела и сбора доказательств.
  • Дежурный адвокат не будет пресекать нарушения ваших прав и законных интересов следователем или оперативными работниками.

Что делать в ситуации, если на допрос подозреваемого приехал дежурный адвокат, а у вас нет адвоката по соглашению?

Обязательно сообщите следователю:

  • Что отказываетесь от услуг государственного защитника по причине недоверия.
  • Обязательно внесите эту информацию в протокол допроса подозреваемого.
  • Не будете давать никаких показаний и объяснений до консультации со своим адвокатом, которому вы доверяете.

Дождитесь ухода государственного защитника и можете приступать к допросу. Помните, что от показаний, данных в отсутствие адвоката, можно впоследствии отказаться.

Но, если следователь настоял и допрос подозреваемого проходит в присутствии государственного защитника, формально все требования УПК РФ соблюдены.

  • Такие показания будут положены следователем в основу обвинительного заключения и могут стать основанием для вынесения обвинительного приговора в суде.
  • Крайне негативно суд и прокурор относятся к отказу от таких показаний обвиняемым.
  • Это считается попыткой избежать уголовного наказания.

На допросе советую отвечать на вопросы односложно “да – нет”

  • Нет необходимости давать пространные объяснения, приводить дополнения и подробное описание событий. Вы можете сами запутаться или оговорить себя.
  • При даче показаний на допросе нужно быть предельно кратким и трижды подумать, прежде чем что-то сказать.
  • Если у вас есть какие -то сомнения, используйте для ответов фразы: возможно, я не помню, не могу сказать наверняка, затрудняюсь ответить.

Помните, что известная фраза американских полицейских: «Вы можете хранить молчание.

Все, что вы скажите, может быть использовано против вас» — это не просто слова.

Показания, данные свидетелем или подозреваемым на первом допросе, будут основанием предъявленного вам обвинения и, в дальнейшем, для обвинительного приговора в суде.

«Чистосердечное признание – самый короткий путь в тюрьму!»

Позвонить адвокату

8 911 098 78 18

Вам также может понравиться

Источник: https://advokat-peterburg.com/dopros-svidetelja-ili-podozrevaemogo/

Засекречивание сведений об участниках уголовного процесса

Каким образом рассекретить тайного свидетеля?

К сожалению, участие в уголовном процессе не всегда безопасно для свидетелей, потерпевших, частных обвинителей, гражданских истцов, а также прочих субъектов.

Подозреваемые, обвиняемые, а также приближенные к ним лица, желая избежать ответственности за содеянное либо одержимые идеей мести, могут угрожать здоровью и жизни участников уголовного процесса и их родственников, тем самым значительно влияя на ход процесса.

Чтобы этого не происходило, применяют засекречивание — меру безопасности, направленную на сокрытие данных о некоторых участниках уголовного процесса.

Итак, в каких случаях применяется засекречивание сведений? Для ответа на этот вопрос обратимся к специальному акту — 119-ФЗ от 20 августа 2011 года. В ст.

16 этого закона сказано, что основание засекречивания сведений об участниках уголовного процесса — это реальная угроза их жизни и здоровью, также риск уничтожения или повреждения принадлежащего им имущества.

Чаще всего об угрозе свидетельствуют письма, сообщения, звонки соответствующего содержания, а также случаи нападения и порчи имущества. Полный перечень подлежащих засекречиванию лиц приведен в ст.2 рассматриваемого Закона.

Мера безопасности применяется:

  • на основании письменного заявления физлица и (или) письменного заявления его родственников;
  • по инициативе следователя с согласия физлица и (или) его родственников.

Постановление о сохранении в тайне сведений о личности, включающее информацию о ФИО физлица, его дате и месте рождения, помещается в непрозрачный конверт, опечатывается, и в таком виде приобщается к материалам уголовного дела. Вскрывать конверт разрешено только субъекту, засекретившему лицо, а также органу правосудия.

Засекречивание включает в себя не только смену личной информации, но и изменение номера телефона, госномеров на авто, принадлежащему защищаемому лицу. Государственным организациям запрещается предоставлять подлинные сведения о субъекте другим лицам.

Если и этого недостаточно, правоохранительные органы могут прибегнуть к более радикальным мерам защиты, например, переселению физлиц в другой регион, изменению места работы (учебы) и даже изменению внешности.

Помимо названного закона, вопросы безопасности участников уголовного процесса регламентируются УПК РФ, согласно статье 11 которого при наличии достаточных данных о том, что потерпевшему, свидетелю или иным участникам уголовного судопроизводства, а также их близким родственникам, родственникам или близким лицам угрожают убийством, применением насилия, уничтожением или повреждением их имущества либо иными опасными противоправными деяниями, суд, прокурор, руководитель следственного органа, следователь, орган дознания, начальник органа дознания, начальник подразделения дознания и дознаватель принимают в пределах своей компетенции в отношении указанных лиц меры безопасности.

Так, УПК РФ предусмотрены следующие меры безопасности:

  • засекречивание данных о личности в протоколе следственных действий согласно п.9 ст. 166 УПК РФ;
  • контроль и запись телефонных переговоров лиц, в отношении которых имеется угроза совершения преступных действий, на основании заявления этих лиц, а при отсутствии заявления – на основании судебного решения;
  • проведение опознания в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, в целях обеспечения безопасности опознающего;
  • проведение закрытого судебного заседания в случаях, если этого требуют интересы обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, их близких родственников, родственников или близких лиц.
  • допрос свидетеля в суде без оглашения подлинных данных о его личности в условиях, исключающих визуальное наблюдение свидетеля другими участниками судебного разбирательства.

Процессуальные действия с засекреченным лицом

Участие засекреченного лица в процессе имеет свои особенности. Кратко обозначим их:

  1. Засекреченным физлицам присваиваются псевдонимы. Идентифицировать личность анонима вправе судья.
  2. Засекреченные лица придумывают новую подпись, которую проставляют затем на всех процессуальных документах.
  3. Такие процессуальные действия, как очная ставка, допрос, опознание проводятся в конфиденциальном режиме. Например, на практике часто применяются устройства, изменяющие голос субъекта.
  4. Анониму запрещается в ходе проведения процессуальных мероприятий задавать вопросы, которые прямо или косвенного могут выдать его личность.
  5. Если засекреченное лицо не может указать источник происхождения своих сведений или утверждает, что они основаны на слухах, догадках, предположениях, то его показания признаются недопустимыми доказательствами.
  6. Сведения о лице подлежат оглашению только после решения органа правосудия и только после заявления мотивированного ходатайства.

Срок засекречивания зависит от срока действия обстоятельств, которые привели к введению данной меры защиты. Если такие обстоятельства отпали, то и в дальнейшем в засекречивании больше нет смысла.

Проблемы засекречивания физлиц

Засекречивание лиц в уголовном процессе на практике сопряжено с некоторыми проблемными моментами. Рассмотрим их подробнее.

  1. Засекречивание может применяться правоохранительными органами в своих целях. Например, достаточно распространены ситуации, когда физлицу не угрожает реальная опасность, но информация о нем все равно скрывается. В итоге сторона защиты может узнать о допросе или опознании только в момент ознакомления с материалами уголовного дела. Основные доводы обвинения могут строиться на показаниях анонимного субъекта, который вполне может быть и подставным лицом.
  2. Засекречивание не всегда целесообразно. Например, невозможно скрыть в тайне данные о потерпевшем лице на стадии возбуждения дела, поскольку это физлицо подписывает лично свое заявление.
  3. Далеко не все помещения судов и правоохранительных органов оснащены техническими средствами, помогающими сохранить личность лица в тайне. Правоохранительным органам и судам приходится прибегать к всевозможным ухищрением, чтобы соблюсти нормы УПК РФ. Например, судьи часто удаляют из зала заседания защитника и подсудимого, чтобы допросить засекреченное лицо. Однако этот момент влияет на справедливость процесса, поскольку сторона защиты лишается возможности задать субъекту свои вопросы.
  4. По экономическим преступлениям засекречивание субъекта бывает затруднено. Например, часто встречаются случаи, когда в показаниях анонимов речь идет о коммерческой тайне организации. Поскольку доступ к коммерческой тайне имеет ограниченный круг субъектов, несложно вычислить, кем является аноним. Поэтому здесь лучше выбрать другой способ защиты.
  5. В процессе передачи материалов дела от одного следователя к другому расширяется перечень лиц, которым известно о личности защищаемого субъекта. Следовательно, риск утечки информации увеличивается.
  6. Необоснованное применение мер безопасности приводит к нарушению принципа состязательности сторон, ставит сторону обвинения в более привилегированное положение по отношению к стороне защиты.

Можно ли избежать всех перечисленных выше сложностей в процессе засекречивания личности участника процесса? Очевидно, в настоящее время нет.

Однако риск разглашения данных может быть снижен, если интересы засекреченного лица будет представлять опытный уголовный адвокат.

Специалист тщательно следит за соблюдением режима секретности правоохранительными органами, не допускает нарушений, а также оказывает своему доверителю все необходимую по его делу юридическую помощь.

Если же адвокат представляет интересы подозреваемого, обвиняемого или подсудимого, то он не допустит ущемления процессуальных прав своего доверителя в связи с участием в деле засекреченной фигуры.

Источник: https://www.advo24.ru/publication/zasekrechivanie-uchastnikov-ugolovnogo-protsessa-chto-eto-i-dlya-chego-primenyaetsya.html

https://ria.ru/20190417/1552755036.html

“Приемы старые, но работают”: как следователи выявляют подозреваемых-лжецов

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин на днях заявил, что эксперты ведомства научились распознавать ложь по глазам. Раньше такую методику… РИА Новости, 17.04.2019

2019-04-17T08:00

2019-04-17T08:00

2019-04-17T08:07

общество

происшествия

/html/head/meta[@name='og:title']/@content

/html/head/meta[@name='og:description']/@content

https://cdn25.img.ria.ru/images/20718/60/207186042_0:0:2588:1456_1400x0_80_0_0_d0addba8411b64e08beb7a06dac00db5.jpg

МОСКВА, 17 апр — РИА Новости, Виктория Дубовская. Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин на днях заявил, что эксперты ведомства научились распознавать ложь по глазам.

Раньше такую методику использовали только американцы.

Однако у российских следователей и оперов еще в советские времена были свои проверенные приемы, помогавшие выяснить, говорит подозреваемый правду или лжет в глаза. О секретах профессии — в материале РИА Новости.Повод встретитьсяПо воспоминаниям ветеранов уголовного розыска, допрос всегда считался особо тонким делом, вести его был способен не каждый.

“Следователь должен задавать те вопросы, на которые уже знает ответы, — рассказывает РИА Новости ветеран следственных органов Василий Сидельников. — Допросу обычно предшествует кропотливая работа по поиску свидетелей и сбору улик. На то, чтобы стать настоящим профессионалом своего дела, даже талантливому сотруднику требуется не менее десяти лет.

Знания и опыт — основной инструментарий следователя. Их нарабатывают годами”.Конечно, от неопровержимых доказательств вины преступнику отговориться сложно. Однако и без них операм удавалось развязать язык даже фигурантам, казалось бы, безнадежных уголовных дел.

Бывший оперативник по особо важным делам убойного отдела МУРа Игорь Васильев вспоминает, что в таких случаях применялся целый набор проверенных профессиональных хитростей.Московский уголовный розыск практиковал эффективные “аресты-допросы”. Работало это так: подозреваемого отправляли в камеру на 15 суток за какое-нибудь мелкое правонарушение.

За это время его удавалось разговорить по основному делу.”Властелин кольца”Такой способ в 1973-м помог московским операм раскрыть громкое убийство коллекционера ювелирных изделий Татьяны Троицкой. Преступники задушили Троицкую, ее мать и подругу, а затем вынесли из квартиры драгоценности стоимостью в миллионы рублей.

Дело оказалось сложным, точного списка украденного не было, опрос свидетелей и разработка возможных подозреваемых ничего не давали.

Не исключено, что преступление так и осталось бы нераскрытым, если бы спустя два года не всплыло одно из украденных украшений.

Ранее принадлежавшее убитой кольцо обнаружили на пальце у ялтинского вора в законе по кличке Лесник.

Прямо привлечь его к делу оперативники не могли, поэтому решили брать хитростью.Лесника отправили на 15 суток в камеру за хулиганство. Этого времени оперативникам хватило на то, чтобы его разговорить. К громкому убийству вор в законе оказался не причастен, однако помог выйти на след настоящих преступников.

Исповедь сокамерникуОдин из способов разговорить подозреваемого — так называемая камерная разработка: к задержанному подсаживают агента, который на время становится ушами следователя.Практика показывает, что даже матерые преступники довольно охотно общаются с сокамерниками и нередко доверяют им свои тайны.

Для откровенности бывают разные причины: кто-то хочет похвастаться перед братвой своими криминальными похождениями, кому-то необходимо исповедаться, чтобы облегчить душу.Иногда задержанные ищут у соседа помощи и совета. Подставной “бывалый”, войдя в доверие, может даже убедить сотрудничать со следствием.

Московским оперативникам удалось провернуть этот трюк с мужчиной, убившим жену и падчерицу. Они обе были объявлены пропавшими, а улик против главы семьи практически не было.”Подозреваемого арестовали на 15 суток, после чего агенты вошли к нему в доверие, — рассказывает Васильев. — Они дали новому знакомому несколько советов.

Рекомендовали молчать, если после ареста его отпустят. Но если опять примут — значит, у оперативников есть весомые улики, и в этом случае лучше облегчить себе участь — пойти навстречу следствию”.В итоге подозреваемого вновь арестовали. Он, послушав совета опытных сокамерников, подробно рассказал, как убивал жену и приемную дочь.

По просьбе оперативников отметил на карте места, где закопал трупы.”Слабое звено”Впрочем, как отмечают эксперты, такие хитрости работают не всегда и не с каждым. Сотрудник, ведущий допрос, в первую очередь должен проявить себя как хороший психолог и выбрать способ, наиболее подходящий к конкретной ситуации.

В некоторых случаях от “камерной разработки” отказываются, поскольку она может принести следствию больше вреда, чем пользы.По одной из версий, так было с серийным убийцей Андреем Чикатило. Пока маньяк не признался во всех преступлениях, к нему не пускали никого, кроме следователя и адвоката.

По другой версии, Чикатило все же разговорил сокамерник, правда, пришить полученные данные к делу следователям так и не удалось, поэтому пришлось искать другие методы. Однако случай Чикатило — особый. Чаще всего в этом деле срабатывают менее тонкие психологические приемы, особенно если дело касается банды.

По мнению Васильева, чем больше задержано причастных к преступлению — тем лучше для допроса. Всегда найдется “слабое звено” — тот, кто ради смягчения собственного приговора легко сдаст остальных.

Или сомневающийся в надежности подельников — с большой долей вероятности этот задержанный поступит так же.Опытные оперативники отмечают, что в таких случаях преступник при явке с повинной на всякий случай перечисляет полный перечень “подвигов” банды, многие из них зачастую — сюрприз для следователей.Иногда силовикам помогала “наглядная арифметика”. Как рассказал РИА Новости бывший сотрудник МУРа Михаил Сунцов, профессионалам не раз удавалось донести до преступников простую мысль: либо сейчас рассказываешь обо всех преступлениях и получаешь один срок, либо мы постепенно узнаем все сами — тогда каждый раз будет новый суд и новый срок”.В случаях, когда речь не шла об убийствах, этот трюк срабатывал безотказно.

https://ria.ru/20190209/1550601749.html

https://ria.ru/20190406/1552429928.html

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2019

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn24.img.ria.ru/images/20718/60/207186042_0:0:2420:1815_1400x0_80_0_0_2d75aaab0e50c4c5e973096ba5cfefe4.jpg

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

Россия, Москва, Зубовский бульвар, 4

7 495 645-6601


https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

общество, происшествия

МОСКВА, 17 апр — РИА Новости, Виктория Дубовская. Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин на днях заявил, что эксперты ведомства научились распознавать ложь по глазам.

Раньше такую методику использовали только американцы.

Однако у российских следователей и оперов еще в советские времена были свои проверенные приемы, помогавшие выяснить, говорит подозреваемый правду или лжет в глаза. О секретах профессии — в материале РИА Новости.

Повод встретиться

По воспоминаниям ветеранов уголовного розыска, допрос всегда считался особо тонким делом, вести его был способен не каждый. “Следователь должен задавать те вопросы, на которые уже знает ответы, — рассказывает РИА Новости ветеран следственных органов Василий Сидельников.

— Допросу обычно предшествует кропотливая работа по поиску свидетелей и сбору улик. На то, чтобы стать настоящим профессионалом своего дела, даже талантливому сотруднику требуется не менее десяти лет.

Знания и опыт — основной инструментарий следователя. Их нарабатывают годами”.

Конечно, от неопровержимых доказательств вины преступнику отговориться сложно. Однако и без них операм удавалось развязать язык даже фигурантам, казалось бы, безнадежных уголовных дел. Бывший оперативник по особо важным делам убойного отдела МУРа Игорь Васильев вспоминает, что в таких случаях применялся целый набор проверенных профессиональных хитростей.

Московский уголовный розыск практиковал эффективные “аресты-допросы”. Работало это так: подозреваемого отправляли в камеру на 15 суток за какое-нибудь мелкое правонарушение. За это время его удавалось разговорить по основному делу.

“Властелин кольца”

Такой способ в 1973-м помог московским операм раскрыть громкое убийство коллекционера ювелирных изделий Татьяны Троицкой. Преступники задушили Троицкую, ее мать и подругу, а затем вынесли из квартиры драгоценности стоимостью в миллионы рублей.

Дело оказалось сложным, точного списка украденного не было, опрос свидетелей и разработка возможных подозреваемых ничего не давали.

Не исключено, что преступление так и осталось бы нераскрытым, если бы спустя два года не всплыло одно из украденных украшений.

Ранее принадлежавшее убитой кольцо обнаружили на пальце у ялтинского вора в законе по кличке Лесник.

Прямо привлечь его к делу оперативники не могли, поэтому решили брать хитростью.

“На улице к Леснику с предложением выпить пристал “случайный” прохожий. Получив отказ, он обозвал вора козлом, — вспоминает Васильев. — Криминальный авторитет не стерпел оскорбления и кинулся в драку. Из-за угла в этот момент вышел наряд милиции, находившийся в засаде, и скрутил дебошира”.

Лесника отправили на 15 суток в камеру за хулиганство. Этого времени оперативникам хватило на то, чтобы его разговорить. К громкому убийству вор в законе оказался не причастен, однако помог выйти на след настоящих преступников.

Исповедь сокамернику

Один из способов разговорить подозреваемого — так называемая камерная разработка: к задержанному подсаживают агента, который на время становится ушами следователя.

Практика показывает, что даже матерые преступники довольно охотно общаются с сокамерниками и нередко доверяют им свои тайны. Для откровенности бывают разные причины: кто-то хочет похвастаться перед братвой своими криминальными похождениями, кому-то необходимо исповедаться, чтобы облегчить душу.

Иногда задержанные ищут у соседа помощи и совета. Подставной “бывалый”, войдя в доверие, может даже убедить сотрудничать со следствием. Московским оперативникам удалось провернуть этот трюк с мужчиной, убившим жену и падчерицу. Они обе были объявлены пропавшими, а улик против главы семьи практически не было.

“Подозреваемого арестовали на 15 суток, после чего агенты вошли к нему в доверие, — рассказывает Васильев. — Они дали новому знакомому несколько советов. Рекомендовали молчать, если после ареста его отпустят. Но если опять примут — значит, у оперативников есть весомые улики, и в этом случае лучше облегчить себе участь — пойти навстречу следствию”.

В итоге подозреваемого вновь арестовали. Он, послушав совета опытных сокамерников, подробно рассказал, как убивал жену и приемную дочь. По просьбе оперативников отметил на карте места, где закопал трупы.

“Слабое звено”

Впрочем, как отмечают эксперты, такие хитрости работают не всегда и не с каждым. Сотрудник, ведущий допрос, в первую очередь должен проявить себя как хороший психолог и выбрать способ, наиболее подходящий к конкретной ситуации. В некоторых случаях от “камерной разработки” отказываются, поскольку она может принести следствию больше вреда, чем пользы.

По одной из версий, так было с серийным убийцей Андреем Чикатило. Пока маньяк не признался во всех преступлениях, к нему не пускали никого, кроме следователя и адвоката. По другой версии, Чикатило все же разговорил сокамерник, правда, пришить полученные данные к делу следователям так и не удалось, поэтому пришлось искать другие методы.

Однако случай Чикатило — особый. Чаще всего в этом деле срабатывают менее тонкие психологические приемы, особенно если дело касается банды.

По мнению Васильева, чем больше задержано причастных к преступлению — тем лучше для допроса. Всегда найдется “слабое звено” — тот, кто ради смягчения собственного приговора легко сдаст остальных.

Или сомневающийся в надежности подельников — с большой долей вероятности этот задержанный поступит так же.

Опытные оперативники отмечают, что в таких случаях преступник при явке с повинной на всякий случай перечисляет полный перечень “подвигов” банды, многие из них зачастую — сюрприз для следователей.

Иногда силовикам помогала “наглядная арифметика”. Как рассказал РИА Новости бывший сотрудник МУРа Михаил Сунцов, профессионалам не раз удавалось донести до преступников простую мысль: либо сейчас рассказываешь обо всех преступлениях и получаешь один срок, либо мы постепенно узнаем все сами — тогда каждый раз будет новый суд и новый срок”.

В случаях, когда речь не шла об убийствах, этот трюк срабатывал безотказно.

Источник: https://ria.ru/20190417/1552755036.html

Как в России используют тайных свидетелей в политических уголовных делах

Каким образом рассекретить тайного свидетеля?
https://www.znak.com/2019-11-27/advokaty_ob_uloe_zasekrechivaniya_svideteley_v_ugolovnyh_delah_i_o_tom_kak_s_etim_borotsya

2019.11.27

Яромир Романов / Znak.com

В России расширяется практика уголовных дел с участием секретных свидетелей, которые на суде дают показания под псевдонимами, с закрытыми лицами и измененными голосами.

Сразу два тайных свидетеля появились в деле псковской журналистки Светланы Прокопьевой, которую обвиняют в оправдании терроризма после ее высказываний о прошлогоднем взрыве в архангельском УФСБ.

По словам Пропокопьевой, секретные свидетели приписывают ей радикальные взгляды, нелюбовь к власти и даже призывы к массовому протесту.

Институт секретных свидетелей в российском уголовно-процессуальном законодательстве существует с 2004 года и появился для защиты тех, кому за участие предварительном и судебном следствии реально может грозить расправа. Теперь же, говорят адвокаты, все походит на то, что тайные свидетели становятся удобным инструментом в руках следствия, в том числе по репрессивным делам.

От «наркотических» до «экстремистских»

Государственная охрана свидетелей преступлений в России установлена с 2004 года. Смысл, заложенный нормой закона, — защитить свидетелей от угрозы жизни, здоровью и имуществу его самого и его близких.

Органы дознания и следствия (а также прокуратура и суды) руководствуются частью 9 статьи 166 УПК РФ, которая позволяет вынести постановление о сохранении в тайне данных о личности свидетеля. Эти данные запаковываются в специальный конверт и в таком виде приобщаются к делу.

Вскрыть конверт вправе только лицо, засекретившее участника процесса, и рассматривающий дело судья. Став засекреченным, свидетель далее фигурирует под псевдонимом, не показывается участникам процесса, а при даче им показаний в судебном заседании применяются технические средства, меняющие голос.

Законодательство, кстати, никак не регламентирует использование псевдонимов. Так что довольно часто в роли тайных свидетелей выступают люди с анкетными данными литературных или киноперсонажей, известных актеров, музыкантов и политиков. 

По данным, которые в июне 2018 года на портале Pravo.Ru приводил адвокат Илья Журавков, в подавляющем большинстве случаев меры государственной защиты свидетелей, включая их засекречивание, применялись в делах о наркопреступлениях (более 82%).

А преступления по делам о терроризме и организованной преступности составили только 2% случаев.

Практика привлечения тайных свидетелей особенно распространена в делах, связанных с незаконным оборотом наркотиков, подтверждает партнер, соруководитель уголовно-правовой практики коллегии адвокатов Pen& Paper Вадим Клювгант.

Но очевидной становится тенденция, по которой засекреченные свидетели стали фигурировать и в делах, возбужденных по так называемым «экстремистским» статьям. Именно по ним расследуются и доводятся до суда современные «политические» дела.

Только в Екатеринбурге за последние месяцы тайные свидетели появлялись сразу в двух уголовных делах, которые возбуждены и могут быть отнесены к «политическим».

В сентябре такого свидетеля допрашивали в Верх-Исетском районном суде по делу против Станислава Мельниченко, обвиненного в публичном оскорблении полицейского во время майских протестов у екатеринбургского Театра драмы.

Во время одного из заседаний допросили свидетеля, который давал показания за простыней, повешенной прямо в дверном проходе.

Он рассказал, что в день конфликта Мельниченко с полицейским его тоже задержали, составили «какой-то протокол», а затем отпустили и даже не стали судить за участие в несанкционированном мероприятии. На суде свидетель дал показания в пользу оскорбившегося стража порядка. 

В ноябре свидетель под псевдонимом «Иванов А.» появился в одном из судебных заседаний по делу против бывшего главы свердловского отделения «Открытой России» Максима Верникова. Его обвиняют по статье 284.1 УК РФ («Осуществление деятельности „нежелательной организации“»).

Тайного свидетеля допросили в Ленинском районном суде Екатеринбурга по скайпу. Человек, лицо которого было скрыто, а голос изменен, рассказал, что состоял в местном отделении «Открытой России», которое возглавлял подсудимый. Есть мнение, что «Иванов А.

» станет ключевым свидетелем в деле.

Яромир Романов / Znak.com

Закрыть белые пятна 

Универсальное требование, прописанное в части 4 статьи 7 УПК РФ, — все решения, которые принимаются органами следствия, прокуратуры и суда в рамках уголовного производства, должны быть законными, обоснованными и мотивированными. Соответственно, и решение о засекречивании свидетеля должно отвечать этим критериям, напоминает Вадим Клювгант.

Это значит, что должны быть приведены четкие обоснования со ссылкой на конкретные фактические обстоятельства, которые вынуждают принять такие меры. «При этом понятно, что эта мера вынужденная, крайняя и рассматривать ее в качестве универсальной, применяемой в любом деле по желанию следователя категорически нельзя.

В противном случае это будет действие вопреки букве и духу закона», — подчеркивает адвокат.

Вадим КлювгантЯромир Романов / Znak.com

К складывающейся практике есть вопросы, особенно когда она начинает приобретать черты откровенного фарса. В екатеринбургском деле Мельниченко выяснилось, что тайный свидетель даже не писал заявление на сокрытие сведений о себе.

Хотя на самом процессе обосновал свое появление за ширмой тем, что рассматриваемое дело является «резонансным», вследствие чего ему и его семье может угрожать опасность, поэтому он «не хотел бы публично афишировать свои данные».

Еще более нелепой ситуация с тайным свидетелем была в 2013 году, на процессе против шеф-редактора агентства Ura.ru Аксаны Пановой, которой были предъявлены обвинения вымогательстве и мошеннических действиях.

Для всех участников процесса, включая саму Панову, практически сразу перестала быть тайной личность засекреченного свидетеля. Равно как и абсолютная несостоятельность решения уберечь этих свидетелей от якобы нависших над ними угроз.

Вынося решение по делу, суд рассматривает совокупность доказательств, и зачастую позиция следствия строится на совокупности лишь косвенных доказательств. Вот тогда и пригождается тайный свидетель, считает Денис Пучков, основатель адвокатского бюро LOYS.

«Это такой ход, который призван закрыть белые пятна, скрепить дело, даже если это выглядит как сшивание белыми нитками. И вот тогда эти белые нитки нужно каким-то образом рвать. Любые доказательства со стороны свидетелей должны проверяться на относимость, допустимость, достоверность.

Но как это проверить, если секретный свидетель ссылается, например, на некое лицо, некий источник, а ты не можешь проверить, знаком ли свидетель с этим лицом или нет, имел ли доступ свидетель к этим документам или нет? А может выйти так, что за ширмой тайного свидетеля стоит следователь или сотрудник госбезопасности — с этим что делать?», — задается вопросом Пучков.

Денис ПучковЯромир Романов / Znak.com

Если без явных и очевидных причин в деле появляется тайный свидетель, это, скорее всего, означает, что у обвинения не все хорошо с доказательной базой, соглашается Вадим Клювгант.

«Далеко не во всех случаях появление тайных свидетелей в деле необоснованно и не является мотивированным.

Но когда явной обоснованности этого решения не просматривается, когда очевидны натяжки при принятии решения о появлении секретного свидетеля в деле, то это верный знак того, что обвинение пытается всеми силами укрепить свои позиции», — говорит адвокат. 

О роли секретных свидетелей в уголовно-правовой практике современной России в своей книге с красноречивым названием «Фальсификации уголовных дел в Российской Федерации» написал Дмитрий Бученков, фигурант «Болотного дела», который, как известно, 6 мая 2012 года даже не был в Москве.

Для органов следствия и судов это не стало препятствием для того, чтобы больше года продержать его в СИЗО. Когда защита добилась его перевода под домашний арест, Бученков бежал из России. Выдержки из его книги в 2018 году опубликовал портал «ОВД-инфо».

Коротко суть: секретный свидетель в современной России — уникальная находка для следователя, который фальсифицирует уголовное дело. Построить все уголовное дело только на показаниях секретных свидетелей проблематично, но сформировать основную версию — вполне возможно.

На показаниях секретных свидетелей основывались приговоры фигурантам «Болотного дела», а также, например, Олегу Сенцову и его «подельникам». Как правило, тайными свидетелями становятся те, кто сам находится на крючке у следствия, подчинен его воле и идет с ним на определенную сделку.

Наиль Фаттахов / Znak.com

Как этому противостоять?

Естественно, постановление следователя о сокрытии свидетеля, как и любое другое постановление, может быть обжаловано защитой по мотивам необоснованного применения этой меры.

Жалоба может быть подана в том числе в прокуратуру или в суд в порядке предварительного судебного контроля — с обоснованием, что сокрытие свидетеля затрудняет доступ к правосудию или нарушает конституционные права обвиняемого.

Но какова перспектива подобного обжалования — это вопрос философский, замечает Вадим Клювгант  из Pen& Paper. 

У защиты мало шансов что-либо сделать, соглашается Денис Пучков из LOYS. Остается выстраивать такую тактику защиты, которая позволяет поставить показания свидетеля под сомнения.

«Если свидетель плохой, то хороший адвокат может поймать его на каких-то явных противоречиях. К тому же, высока вероятность, что вы или ваш подзащитный догадаетесь, с кем имеете дело.

Это позволит задавать секретному свидетелю вопросы, которые ему будут не очень удобны», — говорит Пучков. 

Интересно, что в деле экс-главы свердловского отделения «Открытой России» Максима Верникова свидетеля «Иванова А.» удалось поймать на некоторых противоречиях: он не смог объяснить, почему из его показаний выходит, что ему удалось одновременно быть в двух местах.

Утверждать, что появление тайного свидетеля в деле — верный признак, что дело защитой будет проиграно, конечно, нельзя, считают эксперты. Иначе пришлось бы признать, что для суда из всех рассматриваемых доказательств решающими всегда становятся именно показания тайного свидетеля.

Впрочем, признают адвокаты, точно так же не все участники уголовного судопроизводства в России признают более общую проблему. Это все более выраженная презумпция полного доверия к действиям следователей со стороны судов. И она на практике все чаще перевешивает презумпцию невиновности подзащитного, гарантированную Конституцией.

Со ссылкой на то, что следователь выступает процессуально-самостоятельной фигурой и нельзя вмешиваться в его деятельность, большинство жалоб на действия следователей отклоняется. 

«И поскольку практика сомнительного применения института тайных свидетелей имеет тенденцию к расширению, очевидно, что больших успехов в противодействии этой практике пока нет. К сожалению», — констатирует Вадим Клювгант.

«В системе современного российского „правосудия“ манипулятивной практике секретных свидетелей невозможно что-либо противопоставить.

Невозможность данного противопоставления заключается в самой сути российской следственно-судебной системы, оторванной от общества», — написал в своей книге Дмитрий Бученков. 

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Источник: https://www.znak.com/2019-11-27/advokaty_ob_ulovke_zasekrechivaniya_svideteley_v_ugolovnyh_delah_i_o_tom_kak_s_etim_borotsya

Ваши права
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: